38-й год Владимира Путина

В российско-украинском конфликте главный исторический реконструктор — не деникинский офицер Стрелков-Гиркин, а Путин, моделирующий прошлое в континентальном масштабе.

Много размышляете о ситуации на востоке? О том, что нам делать, о влиянии ЕС и США, о нахрапистой наглости России, смешанной с проявлениями псевдоадекватности в адрес Запада? Размышляете, что в следующий раз сделает Владимир Путин? Не думайте и не гадайте – наиболее вероятные варианты уже описаны. Причем отнюдь не в статьях современных аналитиков.

Почитайте о Мюнхенском соглашении 1938 года, — том самом, приведшем к захвату Германией Судет и, в конце концов, к уничтожению Чехословакии. Только не зацикливайтесь на названиях, а просто подставляйте вместо них понятия «большая страна-агрессор», «небольшая страна-жертва», «коллективный Запад», «сепаратисты». Ну а потом всю эту кальку наложите на современную карту.

И окажется, что одна большая страна-агрессор в Крыму сумела довести до конца первый этап действий другой большой страны-агрессора в Судетах (сепаратистская партия получает в столице большой страны инструкции, начинает требовать автономии, активизирует пропаганду, требует проведения референдума о присоединении к большой стране, заодно готовит путч и ожидает уже выдвигающихся к границам большестранские войска). И та же страна не смогла, точь-в-точь как не смогла другая, которая из прошлого, довести этот же этап до конца в случае Донбасса – ведь небольшая страна-жертва успела частично мобилизовать свои войска, не дожидаясь никаких дипломатических решений.

Не успела покорительница Крыма целиком реализовать свои планы в шахтерском крае? Не беда. Те, которые занимались в 1938-м «защитой этнических своих», тоже не сразу все провернули. Убедитесь в этом сами, как только, продолжив чтение, доберетесь до описания второго этапа тех событий. С этого места происходящее будет еще сильней напоминать вам то, что происходит сейчас и вокруг.

Итак, по сценарию второго этапа, вначале лидер большой страны требует переговоров между сепаратистами и представителями небольшой страны. Оные и проходят, причем при посредничестве коллективного Запада (лидеру большой страны эта третья сторона очень нужна – чтобы все было красиво и правильно).

Переговоры идут, но перемирия сепаратисты не придерживаются. Им как бы начхать на всякие дипломатические усилия – ведь «хунта» хорошо вооружена (до войны Чехословакия располагала хоть и небольшой, но довольно приличной и хорошо вооруженной армией, и все благодаря великолепной национальной военной промышленности). И о чем бы не говорили ее «хунтовские» представители и третья сторона (британцы, пиндосы того времени), верить им нельзя. То есть, пусть лидер большой страны им вроде верит, но сепаратисты себе такой роскоши не могут позволить – иначе какими же они будут сепаратистами, и чем же они будут полезны большой стране?

А тем временем, пока сепаратисты играют на обострение, лидер большой страны старательно заверяет всех, что хочет жить в мире с коллективным Западом. Но будет вынужден применить силу к небольшой стране, если притеснения сепаратистов не прекратятся (тут уже надо, наконец, указать, что сепаратисты принадлежат к тому же народу, что и население большой страны).

Ну, а дальше было: право на самоопределение, угроза войны, кризис международной системы безопасности, соглашательские решения "ради спасения мира" (маленькая страна согласилась с коллективным Западом, что нужно уступить), всенародные гуляния самоопределившихся. И, наконец, фраза «я привез мир нашему поколению», которая уже через год привела к гигантской войне.

Да, в итоге подчинившаяся западным миротворцам страна вскоре перестала существовать как независимое государство. Более того, кроме большой страны нашу Укра..., пардон, Чехословакию начала рвать на куски под тем же предлогом соседка — Польша (которая через год и поплатилась за все первой).

Одним словом, почитайте, подумайте. Может, Путин уже скоро скажет своим, что надо решительно заступиться — там же геноцид, в этих Судетах, то есть, Донбассе — большие города стирают с лица земли. И нужно применить мирную военную силу, о чем надо будет сообщить коллективному Западу. Чтобы уже тот принял решение — подписывать что-то в Мюнхене с Гитлером, верней, Путиным в Брюсселе, или лезть на рожон против вставшей с колен после унизительного Версальского мира (распада СССР) большой страны.

И в качестве концовки. Почему все так совпадает – 1938-й и 2014-й? Современная Россия – это не государство, а сплошная историческая реконструкция былого величия, мощи и значения. Хотя бы на время, хотя бы частично желающая обрядиться в свои прежние блестящие костюмы.

Потому и полезли со всех ее щелей реконструкторы. И боевик Гиркин, считающий себя деникинским офицером, в этом смысле смешон в сравнении с главным режиссером театрализованных представлений на историческую тематику – Путиным. Он-то реконструирует прошлое в гигантским масштабах. Не придумывая ничего нового, а действуя по уже известному сценарию. Он ведь не творец, он – реконструктор.

Андрей СМИРНОВ



Источник: “http://uainfo.org/blognews/362616-38-y-god-vladimira-putina.html”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя